3D визуализация и интерьер

Крымский «киборг» поведал, как военные командиры сдавали в марте полуостров

Крымский зенитчик, который сохранил присягу Украине и в мае покинул полуостров, а сейчас несет службу между Авдеевкой и донецким аэропортом, в интервью LB.ua рассказал, что стало переломным моментом в противостоянии украинских и российских военных в Крыму во время оккупации.

«28 февраля в обед они к нам приехали – «зеленые человечки», а 21 марта мы спустили флаг. Свой флаг я снял сам, дожидаться прихода казачков, которые начнут сдирать его, не собирался», – очертил военный сроки захвата полуострова.

Отвечая на вопрос, когда в этом процессе был переломный момент, он сказал, что тогда, когда россияне начали подкупать украинских командиров. Это случилось после того, как они неудачно попытались взять украинских военных «нахрапом».

«В первых числах марта надежда на лучшее еще сохранялась, сопротивление было. Сопротивлялись, прежде всего, командиры. Чтобы вы понимали: ситуация была критической с самого начала, потому что нас предал начальник Генерального штаба – Ильин», – сказал боец.

По его словам, в ночь на вторжение, 27 февраля, Ильин прислал телеграмму в войска: резервные группы распустить, дежурной службе оружие сдать, в случае попыток захвата сопротивление не оказывать.

«Командир моей части этот приказ выполнять отказался. И когда к нам приехали «зеленые человечки», наше поведение их удивило. И после этого они стали работать с командирами частей, подразделений и кораблей. И удачно», – объяснил боец.

В частности, продолжил он свой рассказ, чтобы купить командира его части, хватило 200 тыс. долларов и трехкомнатной квартиры в Москве: «Это, на самом деле, не так много. Сдать артиллерийскую часть за такие деньги – это немного. А он реально сдал. И это он забирал из моих рук оружие».

«При этом еще 28-го числа он отказался предавать Украину, сопротивлялся числа до 18-го. Скорее всего, в таких командирах говорила офицерская честь, а не патриотизм. Но, оказалось, что у многих была своя цена. Командирам кораблей приносили в чемоданчиках по полмиллиона долларов», – добавил «киборг».

Также боец утверждает, что, если бы тогда власти дали «внятную команду», то украинские военные открыли бы огонь. «Только – нормальный приказ. И я так скажу: если бы нашелся хотя бы один командир из солидной части, который открыл бы огонь… Я вам скажу, что возможностей 36-й бригады береговой обороны в Перевальном хватило бы, чтобы отогнать русских подальше аж бегом. Ничего «тяжелого» у россиян на тот момент не было. «Тигры»? Это смешно», – рассказал зенитчик.

Политрада

Джерело: http://antikor.com.ua/articles/22309-krymskij_kiborg_povedal_kak_voennye_komandiry_sdavali_v_marte_poluostrov

3D визуализация и дизайн

Минобороны хотело закупать БТРы бойцам АТО по двойной цене — Сенченко

В Минобороны предпринимались попытки закупить для бойцов АТО бронетранспортеры из Европы по двойной цене.

Об этом бывший народный депутат, экс-врио заместителя главы Администрации президента Андрей Сенченко рассказал в интервью «Обозревателю» (информация озвучивалась по сост оянию примерно месяц назад).

«По коррупции я вам приведу примеры, которые, на мой взгляд, уму непостижимы. Например, у нас есть так называемый Государственный оборонный заказ, он утверждается правительством. И у меня есть информация, которую, я думаю, мы можем вместе проверить (вы – как СМИ, я – со своей стороны), о том, что сейчас предпринимаются попытки по двойной цене через механизм Государственного оборонного заказа поставить итальянские бронетранспортеры. К этой всей сделке причастен, по моим данным, «Укроборонпром», — подчеркнул Сенченко.

Также, по его словам, была попытка поставить британские бронетранспортеры, неадаптированные, с правым рулем.

«Понятно, что можно научить механика, как ездить на машине с правым рулем, так и управлять бронетранспортером, но опять-таки, если бы нам их подарили с правым рулем – это одно, а покупать их с правым рулем – это уже попахивает дурно. А если еще посмотреть на цену реальную, то потом выяснится, что там, как минимум, коэффициент — 2. Вот и возникает вопрос…», — отметил бывший нардеп.

«Но тут же в чем вопрос, понимаете, когда делаются какие-то юридические прокладки, через которые покупаются те же итальянские бронетранспортеры, может быть, ничем не лучше наших, но только по цене в 600 тысяч евро. Надо сказать, что это двойная цена. Я еще раз повторю, если нам кто-то из европейских стран что-то готов подарить, то пусть оно будет даже с правым рулем, а если это покупают по двойной цене, то эти люди должны сидеть в тюрьме», — заявил он.

Джерело: http://obozrevatel.com/politics/53192-senchenko-rasskazal-o-korruptsii-v-minoboronyi-bojtsam-ato-hotyat-zakupat-btryi-po-dvojnoj-tsene.htm

Предметная визуализация

Наша война

Чем гибридная война Путина отличается от гибридного мира Порошенко?

Если брать по самому большому счету — на жизни, положенные по разные стороны непризнанного с обеих сторон фронта, — почти ничем.

Путин не признает «отпускников» военнослужащими регулярной армии. Порошенко не признает добровольцев участниками боевых действий. Даже погибших. Причина одинаковая — у нас же нет войны!

Но с Путиным все ясно — со временем признает и обоснует, как в случае с зелеными человечками в Крыму, без которых «референдум» и аннексия были бы невозможны.

Что придумает Порошенко? И когда, что немаловажно. Ведь добровольцы продолжают «неучтенно» воевать и гибнуть вне закона. «Тырить» у пьяных армейских боеприпасы — чтобы не с пустыми руками на передовую выезжать. Добывать трофейное оружие — чтобы проворовавшуюся Родину защищать. По большому счету, ежедневно преступать закон — с высокой святой целью. При этом иловайская трагедия не расследована, работа парламентской СК блокировалась Генштабом и МО; правда о взятии Саур-Могилы (президенту отрапортовали раньше начала операции!) и сдаче стратегической высоты только начинает просачиваться в СМИ — неофициально, конечно. Зато повсеместно стало внедряться — критиковать власть, попросту называть вещи своими именами вслух нельзя, «это играет на руку Путину».

И главное сходство гибридной войны Путина и гибридного мира Порошенко. Верховный главнокомандующий ВС РФ воюет с нами, но говорит, что не воюет — это мы сами с собой. Верховный главнокомандующий ВСУ говорит, что воюет, но, на самом деле, еще и не начинал по-настоящему — военного положения нет.

В общем, по части вранья как бы уже паритет у нас с Россией. Или нет? Ах да, наша ложь праведная, а их — грешная? Мы врем по нужде (транш МВФ, выборы раз, выборы два). Они — строят коварные планы, и вообще, их президент сошел с ума. Ну как-то так это выглядит по нашему телевизору. Да, распятых мальчиков нет. Но уже есть «Минправды». И винницкий прецедент ломовой пропаганды — когда активистов, взбунтовавшихся против союза местных порошенковцев и гройсмановцев с «недобитками» регионалов, заклеймили сепаратистами и «рукой Кремля». Якобы это оправдывает появление в Виннице титушек, кугуаров без номеров и бойцов без опознавательных знаков. От этого момента до «зеленых человечков», борющихся с «фашистами» — один шаг умелых технологов.

Мы уже не рефлексируем на манипулятивные сообщения от имени президента «сегодня были освобождены из плена…», хотя прекрасно знаем, что никто никого не освобождал — ребят просто обменяли на тех, кто должен был сидеть на скамье подсудимых по статье о терроризме. Но ведь главное, что люди на свободе, правда? — думаем мы, привыкая к неправде. (К слову, в декабре глава СБУ Валентин Наливайченко сообщал, что по подозрению в шпионаже были задержаны 232 лица и в суд уже передано 32 дела. В то же время, утверждает источник ZN.UA в другом компетентном органе, по данным ЕРДР в этом году органами СБУ расследовалось всего 6 уголовных производств в отношении 5 человек по ст. 114 УК Украины, из которых в суд было направлено три обвинительных акта в отношении трех лиц. Куда же делись остальные?!)

Мы так радуемся обвалу рубля, что совсем не слышим, как булькает канализируемая гривня. Ну, хорошо, они расплачиваются за Крым. А мы за что?!

Мы так ждем какого-то обнадеживающего сигнала, что ловимся даже на такие технические малости, как карта РФ за спиной Путина. «Ааааа, там нет Крыма!» — радуются в соцсетях. У нас на карте Крым есть — и что?!

Тактика «ни войны, ни мира» для Украины сейчас самая выгодная, убеждают в правильности «мирного плана» президента политологи. Возможно, но поставим вопрос по-другому: а кому в Украине хорошо от нескончаемой войны, не дающей мира и порядка? В первую очередь тем, кто может на нее кивать, оправдывая нежелание или неспособность вытаскивать страну из ямы для военнопленных, проводить обещанные реформы, отдергивать руку от ресурсных потоков. И во вторую — тем, кто усовершенствовал старые и наладил новые схемы, особенно на оккупированных, а значит, недоступных для контроля общества территориях. Впрочем, это одна очередь.

И совсем неудивительно, что власть не выполняет принятые ею же решения и законы о создании центрального органа власти по вопросам временно оккупированных территорий. За суетой с торгами по формированию правительства и смакованием экзота в виде министров-иностранцев почти незаметным прошел отказ Арсения Яценюка ввести в правительство должность вице-премьера по вопросам оккупированных территорий. Рассказывают, что представители четырех коалиционных фракций дважды убеждали премьера в необходимости такой должности (ввиду огромного массива проблем), но он был непреклонен. В пересказе депутатов ответ якобы звучал так: «Мое правительство этим заниматься не будет!» То обстоятельство, что Арсений Яценюк и Андрей Сенченко, которого «Батьківщина» прочила на эту должность, друг друга на дух не переносят — не в счет. Пусть бы назначил кого-то другого, кому доверяет и кого не опасается. К слову, грузинский опыт здесь тоже был бы ценен. Но нет же — было заявлено нежелание заниматься этой проблемой в принципе. Следовательно, имеет право на жизнь как главная версия то, что и война, и потерянные территории, в понимании премьера — это зона ответственности президента. Так-то оно так, да вот только Петра Алексеевича не было в числе тех, кто бездарно сдавал Крым и профукал начало оккупации Донбасса. Он потом присоединился.

Попутно не могу не отметить, что в последнюю неделю, ознаменовавшуюся назначением Александра Турчинова секретарем СНБО, СМИ и соцсети буквально захлестнула волна, несущая месседж о безальтернативности сдачи Крыма. Турчинов тогда, напомню, был у нас один в трех ипостасях — спикера и двух и.о. — президента и Верховного главнокомандующего. Оправдание не новое — прежнее руководство страны его пользовало с марта, пытаясь отбиться от шквала обвинений в некомпетентности, неадекватности, неспособности и даже в госизмене. Нынешняя отмывочная пиар-кампания требует фактажной реакции, и мы ее вскоре предоставим.

Вернемся к оккупированным территориям. Признанным законом — АР Крым и Севастополь, и непризнанным — часть Донетчины и Луганщины. Самыми рабочими для исполнительной власти оказались отдельные нормы закона о свободной экономической зоне в Крыму. Эксперты уже стерли буквы на клавиатурах при набирании доводов, что эта СЭЗ — чистой воды фейк, а сам закон — откровенно лоббистский. Потому что СЭЗ по определению создаются для привлечения инвестиций (а Украина априори не должна этого хотеть для оккупированных территорий!) и потому что в мутной воде рыбу руками ловят приближенные к президенту олигархи и бизнес, продолжающие зарабатывать невиданные прибыли. Невиданные, потому что в украинский бюджет от субъектов хозяйствования в Крыму ничего не поступает — нет возможности взимать налоги. Они идут в бюджет якобы заблокированного санкциями Крыма. Много написано о том, сколько товаров идет с украинского материка в Крым — до 500 фур в сутки. Эксперты подсчитали: товарная зависимость оккупированного Крыма от Украины — до 85% (электроэнергия, газ, вода и продукты питания). Но стоит посмотреть и на другой показатель, статистики которого вы не найдете, но можете оценить сами. Крым за апрель — октябрь 2014 года экспортировал товаров на 98,6 млн долл., сообщает нам «Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Крым». По этим данным, в Швейцарию продано товаров на 26,3 млн долл., в Панаму — на 18,5 млн, в Саудовскую Аравию — на 14,5 млн, в Турцию — на 11,8 млн и в Азербайджан — на 5,6 млн долл. Украина для этого ведомства — заграница. Но данных об «экспорте» на наш материк нет. Теперь пойдите в ближайший супермаркет и обратите внимание на количество и ассортимент товаров из «российского» Крыма, на этикетке которых значится дата после аннексии полуострова. Вина, коньяки, рыбопродукты (особенно в консервах) — десятки крымских предприятий. Сода Фирташа, «крылья, ножки и хвосты» от Косюка, донецкие дистрибьюторы… «Виготовлено в Україні» — радуют глаз патриотов этикетки с адресами предприятий Севастополя, Керчи, Армянска, Массандры, Судака… Контрабанда? Не исключено. Скорее включено, в сочетании с совершенно легальными поставками с предприятий, поднявших российский флаг и освобожденных законом Украины о СЭЗ от уплаты налогов и сборов в украинский бюджет. По закону, чтобы именоваться украинской продукцией, надо просто получить сертификат в торгово-промышленной палате на неокупированной территории. Смешно — в плане цены.

И мы после этого требуем от ЕС ужесточить санкции по Крыму?!

Извольте, новая порция ограничительных мер: запрет на приобретение или расширение ранее приобретенных объектов недвижимости, приобретение новых предприятий или расширение участия в действующих компаниях, предоставление кредитов или займов для организаций, действующих в Крыму, создание новых предприятий в Крыму и Севастополе совместно с местными организациями, предоставление инвестиционных услуг для приобретения или расширения недвижимости или предприятий. Особо интересно — принятый ЕС законодательный акт также включает ограничения в области торговли. В частности, запрещается продавать физическим и юридическим лицам в Крыму и Севастополе ряд товаров и технологий, которые могут применяться на транспорте, в телекоммуникациях, энергетике, для разработки и добычи нефти, газа и минеральных ресурсов.

Вы можете себе представить, что главными нарушителями санкций ЕС будут украинские бизнесмены? И даже государство Украина? Попутно ущемляя права своих граждан.

Читаем вместе с экспертами постановление НБУ от 16 декабря №810. То самое, которым СМИ, распространив пресс-релиз, ввели в заблуждение относительно отмены статуса нерезидентов для граждан Украины с крымской регистрацией. Ничего не отменено, говорят правозащитники, более того, ограничения, имеющие дискриминационный характер, увеличены и играют на руку стране-агрессору.

«Никто ничего не отменял в части устранения нарушений прав крымчан, которые содержались в постановлении №699 от 3 ноября. Внося в него изменения, в НБУ еще добавили запрет на открытие счетов на территории Украины, запрет на распоряжение средствами, депозитными вкладами. Фактически Нацбанк таким образом узаконивает оккупацию Крыма», — считает адвокат Ростислав Кравец.

Постановление, по его мнению, составлено крайне безграмотно. Появилось новое понятие: «физлицо — субъект Крыма», но что это такое — ни в постановлении, ни в законе не сказано.

«Постановлением НБУ запретил открывать депозиты в рублях. Теперь следом пишут — крымчане могут перечислять на свой счет рубли. Мы кого поддерживаем? Страну-оккупанта?! Фактически в НБУ пытаются узаконить торговлю с предприятиями из Крыма. То есть разрешают перечисление средств в случае, если будет подтверждено, что продукция была поставлена. Как они будут за этим следить?!» — говорит Р.Кравец.

Эксперт Регионального центра прав человека Сергей Заяц в комментарии ZN.UA напоминает, что установление особого режима предоставления банковских услуг крымчанам НБУ мотивировал необходимостью защиты финансового рынка, предотвращения уклонения от уплаты налогов и финансирования терроризма.

«У нас нет оснований ставить под сомнение утверждение представителей НБУ о том, что угрозы финансовому рынку Украины в связи с ситуацией вокруг Крыма существуют. Однако реакция НБУ по своей сути ничем не отличается от реакции Рамзана Кадырова на недавние события в Грозном. НБУ ввел коллективную ответственность крымчан за дурные действия или даже просто намерения нечистых на руку земляков».

При этом, говорят правозащитники, по ту сторону закона оказались крымчане — граждане Украины, на которых, рассуждая здраво, государство и должно было бы опираться в своем стремлении к деоккупации Крыма.

«Пресловутые «нерезиденты» остались. Текст постановления был просто дополнен новыми нормами. Все тяготы своего решения НБУ переложил на крымчан, которые теперь должны получать и предоставлять в банки справку о своей благонадежности. По существу, вместо решения проблемы НБУ всего лишь установил для крымчан дополнительную обязанность. Одновременно в этом нормативном акте появилось много других неприятных сюрпризов — например, блокирование и закрытие банковских счетов. Если раньше это касалось только юридических лиц, то теперь это касается также и предпринимателей, и самозанятых лиц. При этом наконец-то вспомнили, что деньги на этих счетах принадлежат не банкам, а владельцам счетов, и в тексте нормативного акта появилось положение о том, что после закрытия счета денежные средства подлежат возврату их владельцу путем перечисления в безналичной форме. Да вот ведь незадача: само по себе постановление НБУ делает невозможным открытие другого счета», — говорит эксперт Регионального центра прав человека Сергей Заяц.

В общем, все в суд, отстаивать права граждан Украины. Строить, так сказать, правовое государство в борьбе с государством. И это — наша война тоже.

Джерело: http://gazeta.zn.ua/internal/nasha-voyna-_.html

Друга чеченська війна

Друга Чеченська війна — неспровокована військова агресія[Джерело?] Російської Федерації проти Чеченською Республіки Ічкерія, що тривала переважно на території Чечні у період з 1999 року по 2009 рік і коштувала, згідно з оцінками правозахисників, близько 125.000 цивільного населення[Джерело?] Чеченії вбитими, приблизно одна третина з яких це діти.

Передумови

Після фактичної поразки Росії у першій російсько-чеченській війні (див. Хасавюртські угоди), численні російські політичні кола, особливо військові, висловлювали невдоволення результатами Хасав’юртських угод, вважаючи, що «чеченську проблему» не вирішено, а тільки відкладено. Висловлювалися небезпідставні побоювання, що прикладу Чеченії послідують і інші національні автономії та народи, які були історично приєднані до Росії силоміць. В той же час незалежність молодої незалежної держави Ічкерія не отримала міжнародної підтримки у вигляді визнання її суверенітету провідними світовими державами та ООН.

З другого боку, на більш широкому тлі політичних та економічних процесів в Росії, «силовий блок» московського чиновництва не влаштовувала ситуація, коли основні економічні важелі капіталістичної приватизації в Росії були зосереджені в руках сім’ї Єльцина та незалежних від російської бюрократії підприємців, яких пропаганда нарікала «олігархами».

З третього боку не була знята загроза реставрації влади комуністів (КПРФ) і ліквідація всіх наслідків хижацької приватизації. В кремлівських колах зріла змова проти влади власного ставленика силових відомств та ФСБ. Була конче потрібна «невелика та переможна війна», яка б привела Росію де-факто до стану військової диктатури, загальмували демократичні процеси ротації влади, гарантувала збереження підсумків первинної приватизації в Росії для сім’ї Єльцина та центрального московського чиновництва. На цю роль були випробувані колишні високопосадові чекісти Євген Примаков, Сергій Степашин, міністр МВС Володимир Рушайло та надійшла черга Путіна. На відміну від попередніх кандидатур Путін був найбільш компромісної фігурою, який гарантував недоторканість Єльцина від майбутнього судового переслідування та був згодний на воєнні авантюри. Справа лишалася за «переможною війною». Об’єкт агресії далеко та довго шукати було не треба.

Фази конфлікту

Підготовча фаза конфлікту розпочинається у вересні 1999 року. Це — чергова ескалація конфлікту, яка зветься Другою чеченською війною. Стосовно її завершення чи незавершеності існують різні оцінки. Більшість джерел, близьких до російського уряду, вважають війну завершеною, а Чечню — такою, що вступила в мирну фазу пост-конфліктного розвитку. Альтернативна точка зору полягає в тому, що стабільність в Чечні є поняттям відносним і підтримується лише завдяки розміщеним там частинам російської армії. Назвати такий стан речей пост-конфліктним важко. В будь-якому випадку, фазу активний бойових дій завершено. Те, що зараз відбувається в Чечні, можна назвати пост-конфліктним врегулюванням, але дуже складним, напруженим і непередбачуваним.

На початку Другої чеченської війни російське керівництво всіляко давало зрозуміти, що засвоїло уроки Першої. Головним чином це стосувалося інформаційного супроводження війни і тактики її ведення. Російських військ було більше, серед них було більше досвідчених частин, і вони намагалися уникати втрат серед особового складу. Для цього перед введенням до бою піхоти проводилася тривала артпідготовка та повітряні бомбардування. Це уповільнювало темпи операції, але поспішати росіянам не було потреби. Повільно просуваючись вглиб території Чечні, спочатку вони намагалися встановити контроль над північною її частиною (до річки Терек) і утворити таким чином буферну зону. Однак пізніше, в жовтні, російські війська перейшли річку Терек і почали підготовку до штурму Грозного. Операція по захопленню чеченської столиці тривала близько трьох місяців та коштувала російським військам серйозних втрат. Джерела суттєво розходяться щодо точної кількості, але в середньому щоденні втрати можна оцінити приблизно в 40-50 солдат. Тривалі обстріли майже зрівняли Грозний із землею. Врешті, столицю було взято, частина чеченських загонів залишила місто, інші загинули. Центр опору чеченців після цього зміщується до гірських районів, і вони переходять до партизанської війни. Російські ж федеральні органи починають відновлювати контроль над республікою.

В ході такого відновлення основними етапами стали затвердження референдумом нової Конституції Чечні та проведення президентських і парламентських виборів. Чечня потребувала відновлення правопорядку, оскільки із 2000 року в країні постійно тривають теракти. В результаті одного з них в 2004 році було вбито Президента Чечні, ставленика Москви Ахмата Кадирова. Під сильним адміністративним тиском нова Конституція вступила в силу, президентом став проросійський Алу Алханов, головою уряду — син вбитого Ахмата Рамзан.

В ході найактивнішої фази Другої чеченської війни, в 1999–2002 роках загинули 6000 військових російської армії. У 2003 році втрати були на рівні 3000 людей. Втрати серед мирного чеченського населення оцінюються в 15 000-24 000 жителів.

«Зачистки» цивільного населення

Табір смерті Чернокізово

Вбивство президента Масхадова

Російська «спєц-інформація» та пропаганда

Хронологія основних подій

  • Березень 1999 — викрадення у Грозному представника російського уряду генерал-майора Геннадія Шпигуна, яке стало приводом для підготовки російської армії до наступної військової кампанії в Чечні. Генерал Шпигун був вбитий чеченцями у 2000 році.
  • Серпень 1999 — ескалація конфлікту в Дагестані, в який втручаються чеченські бойовики під проводом Шаміля Басаєва. У відповідь російська авіація здійснює серію бомбових ударів по південному сходу Чечні та Грозному.
  • Вересень 1999 — серія вибухів в житлових будинках в Буйнакську (Дагестан), Москві та Волгодонську, в результаті яких загинули 293 людини. Шаміль Басаєв заперечив свою причетність до всіх цих інцидентів. Натомість, з’явилися чутки про причетність до них російських спецслужб. Однак, вони залишаються непідтвердженими.
  • 29 вересня 1999 — Росія висунула ультиматум Чечні з вимогою видати організаторів вибухів.
  • 30 вересня 1999 — початок наступальної операції російських військ в Чечні. Друга чеченська війна.
  • Листопад 1999 — початок тривалої облоги Грозного.
  • Січень 2000 — російські війська встановили контроль над центром Грозного.
  • Березень 2000 — чеченці переходять до партизанської війни, яка триває досі.
  • Травень 2000 — запровадження Володимиром Путіним прямого президентського правління в Чечні.

Дизайн интерьеров

1 2 3 4