СБУ устроила цирк в компании «Адамант»

В Украине продолжаются обыски в интернет-компаниях. 19 января группа около двадцати сотрудников СБУ вместе с бойцам спецподразделения «Альфа» заявились в офис компании «Адамант» по адресу Харьковское шоссе, д.51а.

О деталях происходящего нам рассказал президент группы компаний «Адамант» Иван Петухов.

— Иван Михайлович, почему в «Адамант» пришли сотрудники СБУ, что искали, и как проходил обыск?

— В 11:06 мне позвонил коммерческий директор моей компании (ООО «Адамант») и сказал, что офис заблокирован подъехавшим автомобилем и неизвестные лица собираются его штурмовать. Чуть позже он уточнил, что на одежде этих лиц вроде бы видна надпись «СБУ» и он идет их встречать. Мне пришлось срочно оставить здание Апелляционного суда, где я в тот момент находился, взять с собой оператора с камерой, с которым мы собирались принять участие в судебном процессе, и выехать в сторону офиса. То, что происходило до моего приезда, было записано на IP-камеру, которая находится перед входом. Мы смонтировали самые яркие моменты и вставили «субтитры».

Абсурд происходящего выражался не только в неадекватности принимаемых мер (группа захвата вместо следователя с понятыми), а и в присутствии двух микроавтобусов и легкового автомобиля (это только то, что зафиксировали внутренние камеры наблюдения),  «набитых» сотрудниками УКИБ и спецподразделения «Альфа» (общая численность около 20 человек), но и в присутствии самих сотрудников СБУ,  «нафаршированных» спецсредствами для нападения и съема/фиксации информации и тем, что возможно находилось и «излучало» в их транспортных средствах.

Сначала сотрудники спецподразделения СБУ «заявились» в абонентский отдел «Адамант-телеком», и оказалось, что они ищут конкретно меня! Когда сотрудница компании ответила, что Ивана Петухова здесь нет, они побежали ломиться в компанию «Адамант» (обе компании находятся в одном здании, однако абонентскими вопросами занимается «Адамант-телеком»- от авт.)

Как мне потом объяснил руководитель охраны компании, сотрудники СБУ, заблокировав микроавтобусом  въезд и не представившись, требовали немедленно открыть двери, что, естественно, вызвало обратную реакцию охраны, которая в соответствии с должностной инструкцией сначала вызвала опергруппу Управления по борьбе с организованной преступностью, а потом — коммерческого директора компании (генеральный директор и юрист вместе со мной тогда находились в Апелляционном суде). 
Но не дождавшись истечения и 3-х минут (минимальное время на то, чтобы одеться и спуститься во двор со второго этажа офиса), СБУ попыталась провести быстрый штурм офиса через забор. Первоначально они хотели просто опечатать офис и вынести все сервера.

Когда я приехал, сотрудники СБУ согласились показать удостоверения и зайти внутрь. Сказали, что ищут какого-то моего клиента, фамилию не назвали. Я объяснил, что не являюсь должностным лицом компании, «Адамант» — моя собственность, где я — почетный президент. Более того, я общественный и политический деятель. Эта информация их немного смутила. Мне больше не задавали вопросов и общались только с персоналом «Адаманта».

— Сотрудники СБУ предъявили постановление суда?

— Нет, мне его не показали. На документе поставили отметку, что его текст не подлежит разглашению, сотрудников «Адаманта» при свидетелях об этом предупредили. В связи с этим я нахожусь в нелепой ситуации, сотрудники компании не показывают мне этот документ. Согласно докладной начальника охраны, которую я прочел на следующий день, им нужно было оборудование одного из клиентов, который арендовал в компании место в серверной стойке. Но даже если это и так, какое я имею к этому отношение? Это все равно что вместо квартиранта, который нашкодничал, забегать в дом к хозяину и устраивать макси-шоу.

— Как обстоит ситуация сейчас?

— Сотрудники СБУ каждый день находятся в офисе компании, начиная с 19 января. Обещали уехать 22-го. Что они ищут — не имею ни малейшого понятия.

На фото: машина СБУшников под окном компании «Адамант» в 17:10 22 февраля.

— Как Вы считаете, что послужило причиной обыска на самом деле?

— Мне известно, что на нас «есть зуб» и у СБУ, и у КП «КЖСЭ» (капитан УКИБ СБУ по Киеву и области в прошлом году прибегал в «Адамант» и угрожал расправой в случае, если компания не заключит Договор с КЖСЭ), и у одного сумасшедшего абонента, который недавно устраивал скандал у нас в офисе в связи с тем, что его сайт не работал… Но уверен, что на самом деле это просто давление из-за моей общественной деятельности, из-за того, что я на своей странице в Facebook резко критикую антинародные и преступные действия власти, которые идут во вред суверенитету, повышению экономической и военной мощи Украины, а также угрожают Конституционным правам и свободам ее граждан.

— Каковы Ваши дальнейшие действия? Будете подавать в суд?

— Во-первых я хочу обратиться ко всем с помощью Вашего издания: если кому-то известны истинные причины обыска в компании «Адамант» 19 января или Вы располагаете текстом судебного постановления, напишите мне об этом в личные сообщения на Facebook. Кроме того, я готовлю пресс-конференцию и открытое письмо Верховной Раде и Президенту от имени главы общественной организации «Национальная Ассамблея Общественного сектора Украины», в котором выражу свое возмущение тем фактом, что целый отряд спецразделения СБУ не ловил преступников, занимался тем, что искал общественного деятеля.

3D визуализация и дизайн

Как министерство экономики собирается бороться с пиратством и что об этом думают эксперты

На прошлой неделе в министр экономического развития Айварас Абромавичус заявил о начале радикальной борьбы с пиратством и проведении системной реформы интеллектуальной собственности в Украине. Инициатива встретила как одобрение так и критику. Опрошенные AIN.UA эксперты согласны, что Украине необходимо превращаться в цивилизованное правовое государство, но внедрять изменения в законодательство нужно мягко, без нанесения вреда украинским компаниям и злоупотребления со стороны правоохранителей. Бороться с нелегальным ПО нужно, но пример должно подать само государство. В чем заключается реформа и что еще о ней думают эксперты — в нашем материале.

Anti piracy button on the keyboard. Toned Image.

Пиратству бой

По словам министра Айвараса Абромавичуса, из-за низкого уровня экономического развития и покупательской способности населения в Украине — только 17% легального программного обеспечения. Недавно торговое представительство США исключило Украину из перечня самых больших пиратов мира в так называемом «Списке 301», но нужно двигаться вперед и проводить системные изменения, считает министр. Также он подчеркнул, что пиратство препятствует приходу инвестиций и технологий на рынок Украины. Советник по вопросам цифровой экономики Минэкономразвития Елена Минич представила концепцию реформы интеллектуальной собственности, основными тезисами которой она поделилась с AIN.UA. Приводим некоторые из них:

  • разработка законопроектов по интернет-пиратству;
  • создание новой модели управления коллективными правами;
  • правки и улучшение существующего законодательства (патентный троллинг, программные продукты и др);
  • увеличение ответственности для сторон, делающих бизнес на пиратстве (изменения в Гражданский и Криминальный Кодексы);
  • борьба с киберпреступностью;
  • легализация ПО в госорганах – как пример для общества;
  • информационное просвещение населения по вопросам интеллектуальной собственности.

Кто «за»

Адвокат, партнер практики IT и медиа права АО «Юскутум» Дмитрий Гадомский положительно оценивает начинания минэкономразвития. «Абрамавичус дал понять, что государство не будет просто выполнять любые требования правообладателей, а будет вести диалог с ними и требовать идти на уступки», — говорит он. Министерство экономики и команда советников, в частности проект EasyBusiness, за последний год сделали больше, чем другие чиновники в направлении развития прав интеллектуальной собственности в сети, отмечает юрист. Подготовлены проекты нескольких нормативных документов. «Если работа и дальше будет двигаться в таком темпе, правообладатели начнут получать доходы от Украины. А это намного более высокая цель, чем просто исключение из какого-то субъективного списка 301», — надеется Гадомский.

Генеральный директор ABBYY Украина Виталий Тищенко считает, что проблему пиратства стоит разделять на три компонента: пиратство в госорганах, на предприятиях и среди физических лиц. Сегодня важно создать условия для быстрого решения двух первых проблем, оставив физических лиц «на потом», уверен он. «Пиратство в органах государственной власти – это комбинация политической воли и финансирования, или их отсутствия», — считает Тищенко. По его мнению, диалог с правообладателями — хороший вариант решения вопроса. Для минимизации пиратства нужно также актуализировать законодательство с учетом электронных поставок, облаков, условно-бесплатного ПО и т.п. Кроме того, нужно принимать и непопулярные решения. В частности, ужесточить административное наказание за нелегальное использование ПО. К примеру, обязать нарушителя не только оплатить штраф за пиратство, но и легализовать продукт по двойной-тройной цене. Также государство должно бороться с нарушителями авторских прав в интернете. «Сотрудникам правоохранительных органов необходимо предоставить действенные механизмы работы по онлайн-нарушениям. Изобретать велосипед не нужно, достаточно скопировать best practice стран ЕС», — говорит Тищенко.

Кто «против»

Основатель инвестиционного фонда Fison Дмитрий Томчук сомневается в том, что борьба с пиратством увенчается приходом инвестиций. «Вряд ли эта активность заставит инвесторов толпами бежать прямо с Уолл-стрит в Украину. По своему опыту я знаю, что западный инвестор – рыба крайне пугливая и нервная. Такая рыба любит спокойную прозрачную воду, отсутствие хищников, обилие корма и большой простор для маневра. Если этих условий нет – нет и рыбы, то бишь инвестора», — отметил он. По мнению Дмитрия, инвестору нужен не лицензионный диск группы ABBA, ему нужна предсказуемая страна с эффективным правительством и сильной экономикой. Томчук отмечает, что для прихода западных инвесторов нужны гарантии, что их деньги не будут спущены в канализацию украинского хаоса или украдены чиновниками.

Кроме того, европейский порядок вещей может приобрести в Украине совершенно иной смысл. «Под предлогом борьбы с пиратством теперь будет очень удобно положить лицом в пол 80% украинского бизнеса – за использование нелицензионного ПО», — опасается Томчук. Борьба с пиратством может разрушить бизнес почти каждой фирмы путем захода спецназа, уничтожения материальной базы, выемки серверов и компьютеров, предположил он. «Странно требовать от компаний, прогоняющих деньги через офшоры и «ямы», уходящих от налогообложения, показывающих минимальные прибыли, не оформляющих сотрудников на работу и выводящих средства за пределы украинской экономики, чтобы они пользовались непиратским ПО», — говорит Томчук.

Вопрос пиратства, поднятый министерством, Томчук считает несвоевременным. «В нашей стране помимо пиратства есть проблемы поважнее», — отметил он.

Критикуют инициативу министерства и в Украинском пиратском сообществе, которые считают пиратство свободным обменом информацией. Глава сообщества Сергей Ярыгин говорит, что прежде всего надо решить вопрос с нелегальным ПО в госструктурах. Решить можно очень просто — взяв в качестве примера Бразилию. Бразильские чиновники полностью перевели госмашину на Linux. А средства, которое государство тратит и планирует тратить на легализацию ПО, пустить на развитие украинской отрасли, вложить в украинских программистов.

Источник: http://ain.ua/2015/05/28/582816

3D визуализация и дизайн

Парламент обязал правоохранителей предоставлять копию протокола об обыске

Вчера (13 мая) народные депутаты 270 голосами поддержали законопроект №2181, который обязывает следователей и прокуроров предоставлять физическому лицу копию протокола об обыске или временном изъятии имущества. По замыслу авторов законопроекта, это должно облегчить обжалование обыска и возврат изъятого имущества. Для сообщества уанета этот вопрос за последнее время актуализировался с новой силой. Только в апреле прошел ряд скандальных обысков с изъятием оборудования. Сначала произошла нашумевшая история с обыском в NIC.UA, а вскоре СБУ изъяла 130 серверов у харьковского дата-центра, из-за чего в офлайн ушла тысяча сайтов.

Referee hammer and a man in judicial robes

В пояснительной записке к проекту закона значится, что действующий УПК в редакции 2013 года не обязует следователя предоставить копию протокола, что затрудняет обжалование незаконных действий следователя и возврата изъятого имущества, поскольку без документального подтверждения факта проведения обыска и изъятия имущества человек не может доказывать свою правоту в судебном порядке. Пользуясь законодательной неопределенностью, следователи отказываются предоставлять копию протоколов, которыми зафиксирован факт проведения обыска или временное изъятие имущества. Закон №2181 призван эту ситуацию исправить.

Впрочем, юристы говорят, что все не так радужно. «В пояснительной записке к законопроекту указали, что отсутствие копии протокола мешает обжаловать незаконность действий следователя. Как бы не так. Сейчас возвращать имущество и обжаловать незаконность действий следователя мешают только судьи, которые не могут однозначно читать УПК», — поясняет партнер практики правовой безопасности бизнеса «Юскутум» Денис Овчаров.

По его словам, даже имея на руках определение об обыске и протокол обыска сейчас невозможно установить, что же является «временно изъятым имуществом», которое можно вернуть после обыска. «Все остальное является доказательством по делу и решение о его возврате принимает только следователь или прокурор», — рассказал юрист. Единообразной судебной практики по возврату временно изъятого имущества нет, в результате чего на слуху громкие дела о невозврате техники, документации, изъятой в компаниях.

По мнению Овчарова, недостатки в законодательстве устраняются слишком медленно. «Не прошло и трех лет, как депутаты поняли, что во время обыска следователь обязан оставлять копию протокола тому, у кого он проходит. Если такими темпами пойдет, то все недостатки УПК мы устраним году к 2030-му», — сетует юрист.

Напомним, что недавно после обыска суд решил не возвращать  крупному украинскому доменному регистратору NIC.UA изъятое оборудование стоимостью $70 000.

Суд передумал и решил вернуть NIC.UA серверы, изъятые во время обыска

На прошлой неделе Печерский суд Киева решил вернуть основную часть оборудования, изъятого у компании NIC.UA во время обысков в начале апреля. По словам директора компании Андрея Хветкевича, некоторые клиенты хостинга до сих пор не смогли восстановить сайты, так что возврат оборудования им поможет. Речь идет об серверном оборудовании, изъятом в дата-центре «Датагруп» (основная часть изъятых серверов). По серверам, которые вынесли из NetAssist, компания будет подавать отдельные документы в суд.

Решение суд вынес 4 июня, но оригинал документа (имеется в распоряжении AIN.UA) компания получила только сейчас. В начале мая судья этого же суда принял решение не в пользу компании, но юристы NIC.UA подали жалобу повторно. В этот раз ее рассматривал другой судья, который частично удовлетворил жалобу.

nic

В решении говорится о том, что следователь, который проводит досудебное расследование по уголовному делу, для которого изымалось оборудование, обязан вернуть серверы, изъятые 7 апреля. Решение обжалованию не подлежит. Оно основано, в т.ч. на ст. 100 Уголовного кодекса, по которой изъятое вещественное доказательство должно быть как можно скорее возвращено владельцу, кроме некоторых, предусмотренных кодексом случаев.

С этим документом юристы компании обратятся к следователю, а руководство NIC.UA надеется, что оборудование удастся вернуть в ближайшее время.

Напомним, в апреле представители СБУ провели обыск и изъятие серверов крупного доменного регистратора NIC.UA. Как выяснилось позже, причиной обысков и изъятия серверов стал тот факт, что NIC.UA зарегистрировала и оказывала техподдержку нескольким сайтам, которые, по данным СБУ, использовались «для проведения акций информационной агрессии со стороны РФ». В результате изъятия в офлайн ушли тысячи сайтов, которые находились на хостинге у NIC.UA.

Источник: http://ain.ua/2015/06/09/585138

3D визуализация и интерьер