Интервью с учредителем IT-компании «Адамант»: Устроив «маски-шоу» в офисе компании, СБУ нарушила УПК

Адамант

Как это все знакомо… Одно и то же повторяется много раз и наиболее часто — последние 2 года…

Почетный президент ООО «Адамант» рассказал Сегодня.ua о том, что произошло в офисе компании и о сегодняшних реалиях работы на украинском IТ-рынке

19 января в офис одного из столичных интернет-провайдеров «Адамант» вломились порядка 20 сотрудников Службы безопасности Украины (СБУ). Изначально силовики искали учредителя и почетного президента ООО «Адамант» Ивана Петухова. Позже оказалось, что спецслужбы засекли абузоустойчивый хостинг и пришли с намерением изъять сервер его владельца. Сотрудники СБУ провели в офисе «Адаманта» четыре дня.

Как сообщила спикер СБУ Елена Гитлянская, силовики проводят меры по прекращению деятельности международной хакерской группировки, один из членов которой – украинец, находящийся в международном розыске. Именно он, по версии СБУ, разместил серверное оборудование на технической площадке «Адаманта». В результате с технической площадки серверное оборудование этого пользователя силовики изъяли.

При этом, учредитель «Адаманта» Иван Петухов удивлен произошедшим – всю информацию от его компании можно было получить на основании постановления о временном доступе к информации.

При этом, по его мнению, сотрудники СБУ превысили служебные полномочия, явившись в «Адамант» для конфискации серверов. Петухов уверен, что произошедшее в его компании – это либо передел рынка, либо попытка дискредитировать его как политического и общественного деятеля.

Об этом и о современных реалиях работы в украинском IТ-секторе он рассказал в эксклюзивном интервью Сегодня.ua.

 — Иван Михайлович, расскажите, когда в «Адамант» пришли сотрудники СБУ и зачем?

— Я бы все-таки предложил бы абстрагировался от темы «Адаманта» и подошел с точки зрения того, что творилось в последний год на IТ-рынке Украины. Вы помните, сколько было наездов на IT-отрасль, особенно с конца лета прошлого года? Это были десятки резонансных случаев, и я старался включаться по максимуму. Если забирали или громили оборудование или офис – мы писали письма, обращались во все инстанции, чтобы остановить творимый беспредел. У меня были хорошие отношения с очень многими людьми и в Службе безопасности, и в МВД, и в ГССЗЗИ (Государственная служба специальной связи и защиты информации Украины – Авт.) именно по направлению «кибер». Потому что мы работаем давно.

Более того, на территории «Адаманта» более 4-х лет назад, с участием сотрудников ДКИБ СБУ (Департамент контрразведки интересов государства в сфере защиты информации – Авт.) и представителей IТ-безопасности банков, представители Киберполиции Голландии проводили курсы по IT-безопасности. Ну и в «Адаманте» мы всегда работали в законодательной плоскости.

— Получается, что такая ситуация на рынке обострилась в последний год? Или же раньше?

— Даже скажу больше: как-то сразу после ухода господина Наливайченко (экс-глава СБУ Валентин Наливайченко – Авт.). Не подумайте, что я пою ему дифирамбы – в свое время за откровенные просчеты я его критиковал, как в принципе критикую всех, кто допускает ошибки, но я всегда за конкретику, особенно в сфере IТ. У меня есть жизненная позиция и я ее всегда открыто отстаиваю. Но эта позиция ничуть не мешает мне со многими из тех, кого я критикую, потом сидеть и пить чай-кофе и говорить на нормальном человеческом языке.

— После ухода Наливайченко или после прихода нынешнего главы СБУ Василия Грицака?

— Так случилось, что стало слишком заметно то, что как-то поменялись подходы. Или, скорее всего, стало больше случаев «наездов» на IТ-бизнес. С Василием Сергеевичем (нынешним главой СБУ Василием Грицаком – Авт.) я встречался, когда он был еще первым замом главы Службы безопасности. Он произвел на меня хорошее впечатление, и, как мне показалось на момент нашей встречи, для него важно было то, что происходило на передовой.

Я хочу сказать, что те люди, которые сейчас в службе стали на определенные должностные посты, а, как правило, это средний уровень, который, как показала практика, не всегда прозрачно работает. И такие есть, что в Службе безопасности, что в МВД, что в других государственных структурах. Снизу пришли молодые ребята, которые что-то хотят сделать правильно и по закону, и сверху вроде как декларируется политическая воля. Но всегда есть середина, в которой все это крутится, они какие-то свои мутные схемы там проворачивают. Ну не зарабатывает ни рядовой, ни полицейский, ни сотрудник СБУ, который сюда приходил. В основном это нормальные ребята. Мои претензии в том, как построен сам подход. Вот из-за этого у нас в стране и начало все сыпаться — такие захваты с помощью спецподразделения «Альфа».

— Имеется в виду по рынку?

— Да по IТ-рынку. С рынка массово стали уходить компании и уже многие на низком старте. Только за третий-четвертый квартал прошлого года 2,5 тысячи IT-специалистов переехали за рубеж. И среди них есть мои друзья, знакомые и коллеги. Они просто боятся. Это умные люди, но они в Украине не могут себя реализовать, они боятся за своих родных, близких, за свой бизнес. Они начали покидать Украину. Идет развал самого передового сектора экономики страны, который дает хороший прирост ВВП.

— Почему так происходит, с вашей точки зрения?

— Меня давно интересовала причина происходящего. Параллельно с бизнесом, я занимаюсь анализом и корректировкой законодательного поля. Мы делаем экспертный анализ того, что разрабатывается депутатами и чиновниками в направлении IT. В последний год стало очень заметно, что идут законопроекты, которые нас к не Европе приближают, а к северному соседу – к России. Что-то одиозного в IT приняли в Беларуси или в РФ – тут же отдельные наши депутаты и чиновники хотят это у себя реализовать Например, в законодательном плане запретить приватность в интернете или установить тотальный контроль за всеми мобильными устройствами.

Давайте вспомним законопроект N 1888 (Проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты интересов государства, потребителей телекоммуникационных услуг и усовершенствования государственного регулирования в сфере пользования радиочастотным ресурсом Украины – Авт.). Тогда пришлось выдержать серьезнейшее давление со стороны его инициатора – главы Комитета по информатизации и связи ВРУ. И было очень сложно достучаться до каждого депутата, что данный законопроект не должен пройти, и остановить безумное желание контролировать все электронные устройства: коммуникаторы, ноутбуки, холодильники, кроссовки и часы с Bluetooth и все, что имеет возможность доступа в Интернет.

В последний год от таких ведомств как СБУ, НКРСИ (Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере связи и информатизации – Авт.)  и Госспецсвзязи опять стали появляться проекты законов, которые не только ограничивают права и свободы гражданина, но и делят IT-рынок между «нужными людьми». Когда победил Майдан – мы считали: ну все, наконец-то сброшен диктатор! Можно заниматься бизнесом – никакой головной боли. И вот опять поднимается старая тематика: а давайте установим контроль над Интернетом, обложим налогами фрилансеров, разорим малый и средний бизнес, установим тотальный контроль за всеми людьми. И в ВРУ «как из рога изобилия» сыплются все те же преступные законопроекты января 14-го года, против которых в свое время мы выступали.

«На мой взгляд, основная причина кроется в том, что Майдан не поменял систему, а заменил лишь тех, кто в ней сидел на раздаче бюджетных средств»

На мой взгляд, основная причина кроется в том, что Майдан не поменял систему, а заменил лишь тех, кто в ней сидел на раздаче бюджетных средств. Одни жулики сбежали, другие пришли, но сама структура власти и выстроенные годами преступные схемы никуда не делись. Те кто пришел во властные кабинеты, со временем перестроил «старые схемы» под себя.

— До этого было что-то? Были проблемы? Были такие нюансы?

— Проблемы были всегда, но такого изобилия наездов и вредоносных законопроектов как сейчас, за последние 15 лет в IT-сфере я не видел. Все уровни угроз возросли в разы. После Майдана была сумасшедшая консолидация общества, а 2014-й год у нас был самым плодотворным. В 14-м году и государство, и бизнес старались вместе решать возникающие проблемы. Мы, IT-ишники, создали группу в Госспецсвязи совместно с их СЕРТ-ом для защиты от киберугроз. В нее вошло около 30-ти ведущих компаний: и крупные мобильные операторы, и интернет-провайдеры. В тот год нашей группе удалось отбить практически все DdoS-атаки и минимизировать кибер угрозы со стороны агрессора.

«Получается так, что все те, кто воевали тогда добровольцами на фронте, были волонтерами или защищали киберпространство страны, стали неугодными и уже подверглись прессингу со стороны СБУ и других силовиков»

На сегодняшний день получается так, что все те, кто воевали тогда добровольцами на фронте, были волонтерами или защищали киберпространство страны, стали неугодными и уже подверглись прессингу со стороны Службы Безопасности и других силовиков. К примеру, среди телекоммуникационных компаний, это и филиал «Датагруп» в Днепропетровске, и «Адамант» в Киеве. И если посмотреть, тот, кто активнее всех боролся с противником, на сегодняшний день почему-то попадает под раздачу со стороны силовых структур и органов Службы безопасности. Вот это мне удивительно. 15 лет мы работали в законодательном поле, к нам претензий не было, мы помогали практически всем. Больше того, наши клиенты, которые размещали у нас сервера или ресурсы, оказывались не нарушителями, а пострадавшими. Им злоумышленники «проламывали» сервера – а они помогали соответствующим службам ловить тех, кто это сделал. Давали доступ, давали логи. В 99% случаев наши люди законопослушны – их только не надо необоснованно обвинять. Нельзя на них давить и нельзя их ставить в то состояние, когда ты изначально виноват и должен оправдываться. Вот это больше всего возмущает людей.

— То есть получается, что сейчас самые активные компании государство пытается взять под контроль? Та информация, которая хранится на серверах, которая через них проходит, нужна государству?

— Получается что так, и я не могу для этого найти нормального логичного объяснения. Вместо того, чтобы с нами сотрудничать, нас начинают давить. В любой нормальной стране есть принцип государственного приватного партнерства, когда госслужбы и ключевые провайдеры работают, не нарушая баланс интересов в обществе. Баланс так же должен соблюдаться и между приватностью гражданина, между тем, что защищает Конституция и закон, и между тем, что необходимо государству для того, чтобы защитить права самих граждан и ловить тот небольшой процент нарушителей и киберпреступников, чтобы они не мешали законопослушным гражданам. Я стою на той точке зрения, что этот баланс должен быть настолько отчетливый, настолько понятный и прозрачный, чтобы его понимали и люди, и нарушители. Но сейчас получается, за что боролись, на то и напоролись. СБУ решила устроить в «Адаманте» шоу – по-другому назвать нельзя. Лезть по лестнице при открывающихся воротах – по-моему, это уровень несмышленого ребенка. Понимаете, смешно. Выходит представитель «Адаманта»: «Хлопцы, тут ворота есть. Может, вам лестницу с другой стороны поставить?» Скользко же, жалко ребят.

— 19-го января они пришли?

— Да, в 11.00 19-го января. Я в это время был в Апелляционном суде по делу с «Киевжилспецэксплуатацией». Хотя тут тоже есть какой-то нюанс. Вы знаете, в прошлом году к нам прибегал сотрудник – капитан департамента кибербезопасности СБУ по Киеву и области и угрожал расправой компании. Говорил, что есть если мы не заключим с «Киевжилспецэксплуатацией» их незаконные договора, то нам здесь устроят погром. Естественно, я тогда обратился и к Голове СБУ, и в Прокуратуру. Вроде бы его уволили, вернее, мне так сказали. Может быть, в этом есть какая-то там параллель.

За 5 минут до начала суда сотрудники «Адаманта» мне сообщили о нападении на офис, ну и мне пришлось все бросить и приехать. Как я узнал на другой день, они пришли и искали меня в абонотделе. Они спрашивали не нарушителя – вот в чем проблема, а именно меня! Я приехал и спросил: «Что случилось? Для чего такой цирк? Что вы ищете? Что Вас интересует, пожалуйста, спрашивайте». Они стоят на улице и топчутся, сами не знают что хотят. Я говорю: «Хлопцы, вам же холодно. Подымитесь вверх, согрейтесь и кофе попейте».

— Они сказали, чего хотят?

— Да, они вначале мне сказали, что хотят, чтобы я изучил материалы. И они меня предупреждают о тайне следствия и неразглашении. Я говорю: «Подождите, люди добрые. Материалы дела ваши мне не интересны, я не должностное лицо компании. Я всего лишь учредитель и глава правления, согласно Уставу. Я никакого отношения к операционной деятельности компании не имею, это первое. Второе – я руководитель в ряде общественных организаций. А вы мне сейчас говорите, что вы меня с какой-то тайной следствия познакомите? Вы, наверное, ошиблись адресатом. Вы проводите свои действия, а я буду себе думать, что же мне с этим всем добром делать». Они, наверное, поняли, что прием не получился. Если бы мы прятались и закрывались – тогда понятно. А тут все с точностью до наоборот. Вы к нам с топором – а мы к вам с чашкой кофе, «хлебом-солью» так сказать – «Угощайтесь, пожалуйста». Это мой подход: сначала спросить у человека, что его сюда привело, а потом сказать, я ему чем-то помогу или он ошибся адресом. Вот они точно ошиблись адресом. Дело в том, что компания «Адамант» не имела непосредственного отношение к их вопросу. Это был клиент «Адамант-телеком», и это им объяснили.

— Тот, кого они искали?

— Да, тот кого они искали был физлицом. Дело в том, что физлиц обслуживает компания «Адамант-телеком» и она работает на едином налоге и договорах с публичной офертой. Договор размещен на сайте. Если вам договор подходит, вы нажимаете кнопку «окей» – и сразу вам выставляется счет. Вы выбрали себе услугу – и получили ее. Для того, чтобы оплатить, вы пользуетесь любой электронной платежной системой.

Компания «Адамант-телеком» арендовала у компании «Адамант» ряд стоек. Сама же компания «Адамант» работает только с юридическими лицами. И мы прекрасно понимаем: там, где юрлица, там есть бумажный договор, там солидный клиент и у него есть кому следить за серверами. И я точно знаю, что такие «маски-шоу» в «Адамант» не должны происходить, потому что «Адамант» обслуживает ту же Службу безопасности – обеспечивает доступ к Интернету Кабинету министров и предоставляет электронные услуги многим другим государственным ведомствам. Обслуживая такие организации, ты априори не можешь заниматься чем-то незаконным.

В первые же минуты, когда мне стало известно, что какие-то там непонятные барбосы сюда пришли, я сказал: «Вызывайте ГСО». Нажали кнопку – полторы минуты – приехала ГСО.

— А что было не так с клиентом, за которым пришла СБУ?

— А вот самое интересное. Я обратился через «Фейсбук», и ко мне сейчас на связь вышел человек.

— Этот клиент?

— Этот – ну точно не знаю. Аноним, скажем так. Просто мне пришло сообщение: «Почитайте ссылочку». Пошел по ссылке и там указаны фамилии сотрудников ДКИБ СБУ. Может, это подстава. Но фамилии, которые там были написаны, реальны. У меня тоже есть информация, что где-то это близко к истине. Просто люди, наверное, занимаются переделом и крышеванием бизнеса.

А вот клиент, который платил за услуги в «Адамант-Телеком», – это гражданин с одесской или крымской пропиской, скорее всего, это небольшой хостер. Вы знаете, у нас очень много разных мелких хостеров, которые арендуют юниты, ставят свои сервера. И теперь у меня вопрос: а что на самом деле стоит за всем этим? В материалах дела фигурировало, что был якобы абузоустойчивый хостинг (абузоустойчивый хостинг позволяет размещать сайты разнообразных тематик, игнорируя при этом все признаки цензуры, и может гарантировать сохранность данных, вопреки систематическим жалобам на такой тип контента, – Авт.). За последние 15 лет на моей практике были сотни, если не больше, разных обращений. И я верю только одному: когда суд выносит приговор по уголовному делу. Поэтому я им всегда говорю: «Ребята, вы, пожалуйста, не ломайте, не крушите, не отключайте от питания. Вы вытащите патч-корд от Интернета, чтобы никто ничего не стер, возьмите свой диск, запишите всю информацию и доказывайте в суде».

— По информации СБУ, международная хакерская группировка, один из участников которых является украинцем, арендовала у вас…

— А я-то здесь при чем? И зачем превышение мер к компании?

— Это была причина, почему они изъяли сервер?

— Даже если так. Я препятствовал расследованию? Наоборот, я им помог, предупредил их, чтобы не выключали сервера из розетки. На основании запроса мы им выдали необходимые документы.

— Запрос в какой форме?

— В письменной. Они пришли с ним, но не хотели показывать. Они же ломились без объяснения в двери – охрана спрашивает: «Вы кто?». Ответ: «Открывай!». Те говорят: «В таком случае мы сейчас позовем руководство». У охраны четкая инструкция. С тех пор, когда мы начали заниматься услугами дата-центра – доступ в офис четко и только по инструкции. Регламентировано все, кто что должен делать: как заходить, как забирать, как выносить. Видеофиксация. Вокруг офиса стоит не один десяток ip-камер, которые все пишут. И они здесь ничего стереть не могут.

Кроме того, они нарушили раздел 15-й Уголовно-Процессуального Кодекса, статью 166-ю, часть 1-ю, которая предполагает, что сценарий изъятия оборудования не применим к нашему случаю. Потому что изначально нужно приходить и не обыск делать и выемку, а временный доступ к вещам и документам (159-я, 165-я). Они превысили свои полномочия. Как они это сделали: обманули судью или как-то надавили на него, что он им выписал, или же они сначала выписали временный доступ, потом сказали, что «Адамант-Телеком» не пустил, – я не знаю. Мы подключаем адвокатов.

— Что это было за постановление?

— Это постановление суда, что у нас на нашей территории где-то есть абузоустойчивый хостинг. Вы знаете, это все равно, что сказали «У вас в офисе, наверное, у кого-то есть грипп». Еще нужно доказать, что были какие-то незаконные действия. В Украине абузоустойчивый хостинг не преследуется по закону. Например, я завтра в Дата-центре на сервере предоставлю услугу анонимайзера, и я не буду заниматься какими-то криминальными делами, а просто буду позволять людям скрывать свои ip-адреса. Где написано, что я не могу это делать? Нигде. Придут все изымать – подождите секундочку, вы не правы, где сказано, что этого делать нельзя. Я же ничем незаконным не занимаюсь.

То что «Адамант» – абсолютно белая и прозрачная компания, которая не занималась ничем плохим или полулегальным, – факт. Более того, мы обеспечиваем доступ к государственным информационным ресурсов и для государственных ведомств, и это нас обязывает.

«Я вижу в этом действии СБУ элемент морального давления на меня, как на общественного деятеля»

Я хочу сказать, что сейчас рассматривается ряд законопроектов. Еще раз вернусь к началу, когда говорил, что серьезно критикую власть, которая хочет опять установить контроль над всеми телекоммуникационными сетями и оборудованием. То есть опять у властьимущих возникло желание и переделить рынок, и внести те нормы, которые были в преступных законах от 16-го января. И я вижу в этом действии СБУ элемент морального давления на меня, как на общественного деятеля.

Слышали последний месседж президента про IT-шников? Его речь: «Если у вас конкретно были проблемы, подпишитесь, докажите, что они были несправедливы, и вы будете иметь мою защиту». А где презумпция невиновности? Кому я должен доказывать, что я не преступник? Дайте фамилию и назовите мне время – я приду и докажу. И что, поверят?!

— Насколько вообще безопасно сейчас работать на IT-рынке?

— После этого случая мне очень сложно будет общаться со своими коллегами из Европейского Союза, из Америки, из Израиля. В прошлом году прослышав, что моя компания участвовала в защите от DDoS-атак, сюда приезжали всемирно известные и американские, и израильские компании, было много планов. Да и многие мои заграничные коллеги и друзья у меня в «Фейсбуке» – теперь я не знаю, что им хорошего про IT в Украине рассказывать.

— Некоторые собственники компаний начинают думать о переносе серверов за рубеж. Многие уже это сделали?

— У нас, по-моему, за последний год серверов с рынка уехало больше, чем за предыдущие 5 лет.

— А Вы об этом думаете?

— Я об этом давно думаю. И у меня уже часть какой-то информации скопирована. Без резервирования нельзя. Но только той информации, которую можно резервировать. Есть же персональные данные наших абонентов. Их нельзя переносить.

— А какую именно информацию получила СБУ?

— Они пришли за транзакциями, спросили, где сервера вот такого-то IP-адреса. Мы сказали: «Вот сервера этого IP-адреса». Они говорят: «Мы их заберем». Я говорю: «Если выключите из розетки, система рассыплется. Согласно УПК, вы обязаны скопировать информацию, а не выключать и изымать». Они сначала всю информацию записали. Когда записали, они не знали, что дальше делать и долго совещались с руководством.

Мы все записали на камеры, информацию уже выложили в надежном месте. Естественно, мы сейчас подадим в суд. Во-первых, нам не давали работать.

— Это 4 дня продолжалось?

— Да, это все продолжалось 4 дня, и даже после рабочего времени.

— Они скопировали информацию только относительно этого гипотетического злоумышленника?

— И, насколько я понимаю, там ничего не нашли.

— Информацию других пользователей они не копировали?

— Не копировали, точно. Мы бы не допустили. В первую очередь наш персонал начал обзванивать госорганы. Потому что вы представьте, что если госорган потеряет доступ к каналам связи?

— Получается, они обнаружили хостинг, который им показался подозрительным, – и при этом вас не уведомили, не попросили предоставить информацию, не предупредили? Такой информации не было?

— Не было. До них несколько недель назад приходили подобные им ребята, обнаружили на каком-то стоящем у нас сервере (IP нашей сети), кажется, педофилию. Мы подключились, проверили. И сам пользователь помог, логины и пароли дал, чтобы выяснить, кто ему проломил сервер. Я же говорю, 99,9% наших людей – это нормальные законопослушные и порядочные граждане.

Поэтому если бы они пришли с временным доступом к вещам и документам и без группы поддержки, как говорится «без кузнеца на сеновале», они бы получили все то же самое. Только тихо, спокойно. Может быть, кто-то во власти хотел специально столкнуть лбами или  имидж фирмы подпортить. У меня сейчас есть версии.

— Вместо этого они пришли с постановлением относительно изъятия?

— Изъятия, да. Причем технической площадки «Адаманта».

— Всей?

— Всей. Вы представляете, что это?!!

— СБУ сейчас какие претензии предъявляет?

— Никаких не было. То есть к «Адаманту» претензий не было. Вот в чем дело.

— И сейчас нет?

— И сейчас нет. А какие могут быть к нам претензии?

— Вы все предоставили, сотрудники СБУ все проверили, скопировали то, что им нужно было, ничего не нашли?

— Мы ничего не нарушили, не выключили, не порвали, не поломали, не нажали кнопку Reset. Я дал пачку пломб, чтобы все опечатали на время ночи, и сказал: «Если что-то будет не так, то вы получите весь архив видеокамер внутри Дата-центра посекундно».

— А что изъяли?

— Вот эти сервера забрали. Вот именно этого пользователя. Все. У нас есть акт о том, что они его изъяли. Как поступит пользователь – не знаю. Но я изначально пообещал этому пользователю, если он законопослушный и если он оказался в такой же дурацкой ситуации, как и мы, – то готов ему помочь.

— Получается, если дальше они на этом сервере что-то обнаруживают, – все вопросы к этому пользователю?

— Директор автотранспортного предприятия отвечает за то, что у него в автобусе кто-то провозил наркотики?

— Нет, он отвечает, если у него водитель пьяный.

— Мой «водитель» был пьяным? Похоже, нет. И транспортное средство было в исправном состоянии. Более того, я обеспечил комфортные условия для работы сотрудников СБУ.

«Я, наверное, сделаю заявление как общественник: необходимо провести реформу СБУ. «Консервы» надо вскрывать»

— Вы начинали с того, что в отрасли сейчас сложности. В данный момент сложнее работать?

— Отношения между компаниями, как бы там ни было, все равно дружные. Мы общаемся по вертикали: начиная от самой большой компании и заканчивая самым маленьким провайдером.

Я, наверное, сделаю заявление как общественник: необходимо провести реформу СБУ. «Консервы» надо вскрывать. Я выступлю и буду искать поддержку у общественности для реформации этого органа. Как минимум, у IT-направления. Потому что так, как они работают сейчас, – так нельзя.

— Получается, у вас несколько версий?

— Две версии основные.

— Это или передел рынка, или прямой удар именно по вам, вашей репутации?

— Естественно. У меня все-таки складывается вариант общественной деятельности потому, что, когда СБУ-шники прибежали, то почему-то они искали меня.

— А кто заинтересован в том, чтобы вам чем-то навредить? Кто это может быть?

— Мне человек сбросил в одном из комментов две фамилии, кстати в Интернете об этом подробностей с четкими фамилиями хватает. Но это, скорее, исполнители, один из которых хотел со мной встретиться, чтобы как-то замять это дело. Но я «заминать» ничего не буду. Я хочу, чтобы на моем примере все убедились, все поняли, что надо уважать закон.

Больше того, я очень рекомендую и руководству Службы безопасности, и нашему регулятору, и Администрации президента организовать встречу с айтишниками и совместно провести Конференцию или Форум, на котором обсудить эти вопросы. Например IT-Форум «Развитие Украины через IT».

— Возвращаясь к давлению на рынок. Все-таки, как сейчас работать? Вы говорите, что дружеские отношения на рынке между конкурентами сохранились. А в остальном как?

— У нас цены не поменялись, доллар вырос. Экономически тяжело. Но я хочу вам сказать, когда возникают какие-то трудности, нужно обслужить абонента, я от своих ребят и в «Адаманте» и в «Адамант-телекоме», и в «Адамант-сервисе» не слышал того, чтобы кто-то из коллег на рынке отказал или строил козни, да и от других такой информации не поступало.

— Кроме пресс-конференции и Форума, что вы еще планируете делать?

— Мы планируем написать письма, обратиться к коллегам по общественным организациям, к общественным деятелям. Мы хотим все-таки эту ситуацию в IT-отрасли остановить.

— Привлечь внимание общественности?

— Конечно, привлечь внимание общественности, выйти на верхние лица.

— Вы еще говорили про судебный иск. Против кого этот иск?

— Против конкретных лиц в Службе безопасности. По превышению должностных полномочий. То есть я хочу разобраться. Еще вторая ситуация есть. У нас были клиенты, которые не могли нормально попасть в офис. Понятно, что наши как-то договаривались, но группа СБУ-шников здесь находилась 4 дня.

Для меня самое главное, что они никому не причинили вреда, кроме морального мне. Свое не жалко, как говорят. А вот чужое – я за чужое очень переживаю.

Источник: http://www.segodnya.ua/economics/business/intervyu-s-uchreditelem-it-kompanii-adamant-ustroiv-maski-shou-v-ofise-kompanii-sbu-narushila-upk-686355.html

Предметная визуализация

«Суди, міліція і прокуратура — це жирні воші, які п’ють кров з України»

7f8cb6b47ce8bd66eb1c47b5f1d68469_S

Євген Положій, відомий журналіст та письменник, з 1998 року видає і очолює сумську газету «Панорама».

Автор дев’яти художніх книг. Кілька місяців тому спільно з іншими журналістами видав книгу-реквієм «Вічна пам’ять героям», присвячену загиблим на війні хлопцям з Сумщини. Автор цілого списку журналістських розслідувань, які викривають корупційні схеми. Торік на Євгена скоїли замах: жорстоко побили у власному гаражі. Судова тяганина триває й досі: за словами Євгена, справу затягують навмисне.

На початку осені у видавництві «Фоліо» вийде друком роман «Іловайськ», для якого Положій опитав багато солдат, волонтерів, вище військове командування. За словами журналіста, це поки найважливіша книга його життя.

Євгене, які зараз найбільші проблеми Сумської області?

— Проблеми Сум навряд чи різняться від інших міст. Негаразди окремо взятого міста проектуються на всю Україну. Правда в регіонах зв’язки тісніші, ніж в столиці. Тут всі один одного знають, в кожного чиновника — своя історія. Вже було б геніально, якби вони просто не крали. Це б дало результат у короткостроковій перспективі. Але доки є група посадових осіб, які заносять гроші суддям, кримінальна схема розкрадатиме місто й далі. Як розкрадає вже років десять.

Чому саме років десять?

— Справа у тому, що до того на Сумщині «правив» губернатор Володимир Щербань. Очолив область у 1999 році. Економічна картинка малого й середнього бізнесу при ньому дуже змінилася. Щербань «насолив» багатьом. Не випускав селян з молоком за межі області. Змушував здавати за дуже низькі ціни на молокозаводи. Те, що це неправильний бізнес-підхід, показав різкий занепад підприємств, як тільки той пішов з губернаторства. Бо досить було опинитися заводам у конкурентному середовищі — відразу стали. Деякі досі працюють. Але ті, які колись забрав Щербань, простоюють. На президентських виборах-2004 на Сумщині точилася справжня війна, просто бійня за голоси. Організувався потужний Майдан. У західних областях тоді було спокійніше. Через 3-4 роки Щербань в інтерв’ю сказав: «всі плани по виборах поламала газета «Панорама». Зізнаюсь, було приємно це чути. Бо ми тоді організували радіомарафон «Нічний дозор», фіксували на виборах кожне порушення. В нашу студію просто під час ефіру кидали газову гранату. Усяке бувало.

638459_1_w_590_lq

І примірники вашої газети при Щербані палили.

— Так, тоді про свободу преси навіть мови не могло бути. В нашій газеті інтерв’ю з відвертою критикою влади мали надрукувати якраз в річницю губернаторства Щербаня. В його апараті якось взнали, що стаття виходить. Зупинили автобус з накладом, спалили. Але ми це передбачили: за першим бусом з газетами йшов другий. Маємо свою мережа доставки. По ній газета й пішла.

У 2003му в Суми приїздив Ющенко. Хотів зробити тут прес-конференцію. Всі відмовляли, бо боялися «донецьких». Двері перед Ющенком відкрила «Панорама». Тоді нам вмить перерізали електрику: вели прес-конференцію при свічках. Так я познайомився з Ющенко, Томенко, Порошенко. На події були всі журналісти адекватних опозиційних видань. 2004 рік був для сумської преси дуже важливий. Бо якби не дай бог не виграв Ющенко і став Янукович, «Панорами» точно б не існувало. Вже потім, з 2006 по 2010 роки на фоні загального економічного підйому в країні багатіла і Сумщина. Тільки лінивий не з’їздив у Єгипет, не взяв квартиру в кредит.

Кажуть, саме правління губернаторів-«регіоналів» до певного сенсу допомогло сформувати в області проукраїнські погляди.

— Ну, такі погляди були тут і раніше. Але справді, через Щербаня і Чмиря (Юрій Чмирь очолював область з квітня 2010 по 16 грудня 2013 року, після чого до січня 2014 був заступником Адміністрації Президента при Януковичі- «Gazeta.ua»). Сумщина добре взнала, хто такі «донецькі». Однозначна більшість населення — проти сепаратизму. Коли під час Майдану штурмували адміністрації, у Росії це відстежували по регіонах. Перевіряли рівень спротиву людей. Дивилися, де ще крім Донбасу до Росії лояльні, де — ні. Сумщина тоді показала, що тут багато пасіонаріїв, які покладуть голову, але «руский мир» сюди не пустять. Інша справа — на Сумщині значно більше пасивного люду. На півночі області — міста Середина-Буда, Ямпіль, Шостка. Там етнічно різноманітні люди, багато росіян. Північ області доволі небезпечна потенційним електоратом: там завжди голосували то за комуністів, то за регіоналів.

Там люди вийшли б на проросійські мітинги, якби зовні раптом почали роздмухувати конфлікт?

— Проросійські настрої там є, це ясно. Та не думаю, що за них там проливатимуть кров. До того ж, Україна на півночі точно здатна втримати позиції. Але от екс-регіонал, а нині — тіньовий керівник депутатської групи в облраді «Воля Народу» народний депутат Андрій Деркач має в області певний вплив. Він входив у найближче оточення патріарха Кирила. Має в Глухові так звану озброєну «самооборону». Це кілька десятків відставних ментів і «спецназівців» Деркач міг їх би виставити за 15 хвилин. Хоча, звісно, офіційна позиція Деркача — патріотизм. Мер Шостки Микола Нога «править» зо 15 років, всіх там пересидів. Має щиру підтримку місцевих. Коли почалася історія з сепаратизмом, Нога сказав: «наша задача — работать». Такий здав би місто на раз-два. А от Конотоп, що ближче до Чернігівщини, українське місто. Окреме питання — кримінальні авторитети, які там здавна панують.

Що зробила, а що ні, влада Сум і області за цей рік?

— За підтримку армії і компенсацію коштів родинам солдат — Сумській владі тверда «п’ятірка». Тут — молодці, нічого не скажеш. Активно підвищують обороноздатність. Будують нові казарми для 58ї бригади, створюють якусь експерементальну бронемашину. Можливо, пустять на місцевому заводі у серійне виробництво. Це вкрай необхідно, бо до Сум від кордону російський танк проїде хвилин за сорок. Але докорінних реформ нема з однієї простої причини: відсутнє концептуальне уявлення, що і як робити. 90% нових чиновників у селах і містах впевнені: «тримаємо міста такими, як є, цього досить». Щось ремонтують, латають. Натомість треба змінювати все докорінно — підхід, концепцію, сутність і порядок речей. Є низка всього, що можна змінити навіть за день. Та більшість чиновників вважають це неважливим. Кажуть, що є речі більш глобальні. А ті, що навіть намагалися щось зробити, деморалізовані. Бо натикаються на саботаж суддів, міліції, прокурорів. Міліція, суди, прокуратура — всі ідеологічно на боці старої влади, а до нових швидко знайшли підхід. Гроші і зв’язки вирішують все. Хочемо реформувати транспортну систему — прокурори проти. Бо мають тут власні фірми маршруток. Скасовують всі прозорі рішення.

Міська рада звільняє корупціонерів, а ті повертають собі посади через суди, та ще й відкривають на опонентів карні справи, бо ті їх «неправомірно прибрали». Закриває прокуратура очі й на зниклі кошти. Куди в Сумах пішли виділені колись гроші на театр? А 170 мільйонів гривень на психдиспансер? Ми робили кілька журналістських розслідувань, але на них не реагують. Всюди продовжують діяти «договорняки». Ось звільнили начальника управління комунального майна Щербака. Той подав до суду. Суд раптом не зайняв його сторону. Тоді Щербак виписався з Сум і прописався в Сумському районі. Подав до суду вже як житель Бездрика. «Свій» суддя прийняв рішення про «незаконне» звільнення Щербака. На посаді знову поновився. І ніякого шахрайства.

638459_2_w_300_lq

Тобто в першу чергу треба міняти саме суддів, прокурорів.

— Звісно. Це ключова проблема всієї України: на тілі держави живуть величезні жирні воші, які п’ють кров. Це суди, міліція і прокуратура. Ідеальною картина мусить бути така: 10% кадрів з прокуратури і судів — в тюрму, інші — на вихід. Повністю нові кадри можна підготувати менш як за рік. Патрульній службі достатньо шести місяців тренувань американськими інструкторами. Плюс — три місяці роботи з напарником. Міліція може оновитися за півтора роки. Прокуратура — ще швидше. Мають бути одночасно звільнені також всі місцеві чиновники, щоб не виникало проблем із судами.

Зараз бачу, що влада не береться за деякі прості проблеми, з вирішенням яких відразу б полегшили життя. Взяти ті ж сумські дитячі садочки і школи. В кожній батьки здають кошти. І тільки 4 заклади мають правильно оформлені благодійні фонди, де показують звіти про вхідні й вихідні кошти. В інших батьки питають, на що витратили кошти. А у відповідь чують: «Вы что, нам не доверяете?!». Це накладає зайві навантаження на стосунки дітей і вчителів, вчителів і батьків. Давати гроші згодні всі, але маємо знати, куди вони пішли. Після нашої телепрограми «Громадський контроль» начальник управління видала розпорядження, і дитсадки почали викладати звіти в соцмережах. Проте на словах «о, яка гарна ідея» все закінчилось. Активісти пропонували, аби така система на постійній основі запрацювала з осені. Цього ніхто не почув.

А яка ситуація з медичними закладами?

— З лікарнями тут ще гірше. Бо перетворилися на «приватні заклади» їхніх головних лікарів. Головлікар не платить ані комунальних, ані податків. Веде прийоми у комунальному закладі, не втрачаючи ні копійки. Зараз ніхто не відмовиться заплатити, щоб добре лікували. Всі такі «внески» йдуть на медичне обладнання для благодійного фонду, який тимчасово займає лікарню. Коли звільняється лікар, то забирає все це обладнання з собою, лишаючи саму лікарню голою і босою. Поки ми платимо лікарям двічі: перший раз — зарплатню, другий раз — ніби податки, а на ділі — статки керівництву. Щоб з малою дитиною потрапити до лікаря-спеціаліста, треба займати чергу з 5 ранку. Потім стояти в ній 2-2,5 годин. І це тільки для того, щоб узяти в реєстратурі талончик. Потім виявляється, що талону не вистачило. Наступного ранку — знов у черзі. Іноді так їздять тиждень. Це штучно створена корупційна схема. Бо щоб не стояти в черзі, ви заплатите. Ну а потім ще чекаєте на лікаря півгодини, доки той базікає телефоном, і замість чотирьох пацієнтів приймає два і йде на обід. Чому не зробити б електронний запис? Років вісім після серії наших розслідувань директора одного такого благодійного фонду при лікарні посадили: молодий хлопець мав будинок за 140 тисяч доларів, джип за 70. Головлікар теж сів. Але це нічого не змінило глобально.

Також певні речі можна змінити й без погоджень з тією ж центральною владою.

— Звісно. Було б бажання. Взяти ту ж систему ЖКГ. Базові речі в ній можна змінити швидко, точково по всій країні. Для цього не треба жодних глобальних реформ. Люди просто мають почати самі обирати організації, які обслуговуватимуть їх будинки. Чому в Сумах досі не зробили службу, яка б пішла в люди і роз’яснювала, що треба, аби ЧП «Іваненко» не за гривню, а за 90 копійок обслуговував будинок, який його обере? Аби влада могла скинути зі свого балансу всі будинки, їх землю треба віддати в оренду мешканцям, а краще – у власність. Тоді зникнуть земельні конфлікти. Ніхто на такій землі без згоди мешканців будинків не зведе ані кіоску, ані тим більше багатоповерхівку. Навіть трубу не викопає. До речі, днями перший будинок в місті отримав сертифікат на земельну власність. Це наша маленька перемога. Далі — всім будинкам треба зробити технічні паспорти. Бо зараз ЖЕКи замість реальних 800 квадратних метрів показують 900, за які й беруть кошти. І ніхто не міряє, скільки там тих метрів насправді. Тоді сфера ЖКГ стане прозорішою.

638459_4_w_590_lq

Сумська область займає одне з останніх місць в Україні за туризмом. Як змінити цю ситуацію?

— Є хибна думка, що сумська область дуже приваблива для подорожей. Насправді ж за великим рахунком тут дивитись нема чого. Є Чернігів, Батурин, Одеса, Львів і ще купа класних міст і містечок. А що Суми? По-перше, аби сюди доїхати, треба нормальні дороги. Це дасть комунікацію між містами. Бо зараз до столиці на авто по цих колдовибоїнах добиратися просто страшно. Друге — де почитати англійською, скільки обійдеться день перебування в Сумах? Де англомовна людина знайде розклад поїздів до Сум? Ніде. Третє — розробити кілька маршрутів: дводенний, триденний і тижневий. За цих трьох умова можна буде колись говорити про зелений туризм: сплави на байдарках, велосипеди, тури по історичних садибах і монастирях. Мрію колись створити туристичний довідник по Сумщині. Немало сумчан кілька поколінь тому переїхали і живуть в Пітері, в Сибіру. От для них можна зробити щось на кшталт курорту-ностальгії, як-от Поморський край на півночі Польщі для німців, які там колись жили. Це була б особлива «фішка» — тури до рідного колись дому, де жили їх діти-прадіди. Але зараз я навіть не можу уявити відпочиваючих у нас росіян.

На хабарі у 300 тис. грн впіймали підполковника юстиції слідчого управління СБУ Львівщини

На хабарі у 300 тис. грн впіймали підполковника юстиції слідчого управління СБУ Львівщини

Військова прокуратура Західного регіону України викрила на хабарі підполковника юстиції слідчого управління СБУ у Львівській області.

Про це повідомляє 21 липня управління зв’язків із громадськістю та ЗМІ Генеральної прокуратури України.

«Військова прокуратура Західного регіону України спільно зі співробітниками внутрішньої безпеки СБУ задокументувала факт отримання неправомірної вигоди у розмірі 300 тис. грн старшим слідчим в особливо важливих справах слідчого відділу управління СБУ у Львівській області підполковником юстиції від свідка у кримінальному провадженні за прийняття рішення щодо непритягнення того до кримінальної відповідальності», – йдеться у повідомленні.

За цим фактом до Єдиного реєстру досудових розслідувань внесено відомості про вчинення злочину, передбаченого ч. 3 ст. 368 КК України. Наразі проводяться невідкладні слідчі (розшукові) дії.

Як зазначається, гроші виявили виявили у власному автомобілі корупціонера.

Офіцера управління СБУ затримали у порядку ст. 208 КПК України, вирішується питання щодо обрання запобіжного заходу та повідомлення про підозру за вчинений злочин.


Джерело: http://zik.ua/ua/news/2015/07/21/na_habari_u_300_tys_grn_vpiymaly_pidpolkovnyka_yustytsii_slidchogo_upravlinnya_sbu_lvivshchyny_609149

Інтерпол видалив сторінку про розшук Януковича

Янукович

Влада прикриває владу. Олігархи прикривають олігархів. До чого все і шло…
Вона працює. Він працює. Вони працюють. Всі працюють. Але жодних результатів нема. Мабудь, не так працюють… Або не там працюють ??? Або не на тих працюють… 🙂

Інтерпол видалив із рубрики розшукуваних файл з даними Віктора Януковича.

Файл, де раніше були дані Януковича, на сайті Інтерполу тепер пустий, передає Українська правда.

Як заявила адвокатська компанія Joseph Hage Aaronson, яка добивалась скасування розшуку Януковича, це сталось після звернення адвокатів.

Повідомлення про розшук Януковича було оприлюднене 12 січня 2015 року. Тоді Разом з Януковичем у розшук по лінії Інтерполу оголосили екс-прем’єра Миколу Азарова, сина Януковича Олександра, екс-главу Мозу Раїсу Богатирьову, екс-міністра фінансів Юрія Колобова та екс-керівника Укртелекому Георгія Дзекона.


Джерело: http://zik.ua/ua/news/2015/07/21/interpol_vydalyv_storinku_pro_rozshuk_yanukovycha_609185

1 2 3 25