Алексей Арестович: Как «теряли» Крым. Много чего говорят. И я скажу…

Крым. Много чего говорят. И я скажу

Опубликована «стенограмма заседания РНБО» двухлетней давности, на котором решался вопрос о мерах противодействия РФ по захвату Крыма.

Все ведущие комментаторы, кроют Юлю и хвалят Турчинова.

Мол, бедный, один голосовал за ввод военного положения.

Другие говорят, мол, стенограмма вброшена, чтобы дискредитировать Юлю и Наливайченко, вместе с их вновь созданным движением.

И еще много че говорят.

И я скажу: — пишет на своей странице в Facebook политический и военный эксперт Алексей Арестович.

1. Турчинов, как ВРИО президента, имел достаточные полномочия для того, чтобы ввести его единолично — своим указом.

Он предпочел укрыться за ширмой коллективного решения.

Если бы он ввел его персонально, ВРУ пришлось бы утвердить/не утвердить этот указ, в течении двух суток с момента издания.

Вот тогда бы мы все и посмотрели:

— кто конкретно против?..

Не думаю, что в той обстановке, хоть кто-нибудь из депутатов, кроме крайних пророссийских отморозков, голосовал бы «против», это означало бы погубить свою политическую репутацию навсегда.

По отморозкам: кроме того, что им пришлось бы вскрыться (и скрываться), ВРИО президента получил бы полный карт-бланш у от народа на принятие специальных мер по данным товарищам и их отечественным и российским связям.

2. Они там хором сетуют на то, что, мол, силовики шатаются и испытывают недостаток мотивации.

В армии есть простая, но жизненная мудрость:

— как команда ставится, так и выполняется.

В ситуации, когда верхняя власть жует сопли, и силовики могут себе позволить пошататься.

А вот после введения ВП, шататься становится себе дороже: уж больно возрастает доля ответственности — от увеличения сроков за саботаж и ускоренного судопроизводства до прямого расстрела на месте за невыполнение боевого приказа в военной обстановке.

Таким образом, введение ВП разом привело бы в чувство и силовиков, а кроме того, позволило бы отделить зерна от плевел и в их рядах.

Российская агентура, саботажники, мямли, не способные принять решение, в такой обстановке неизбежно начали бы проявляться самым негативным образом, а ввиду действия особого правового положения в государстве — разговор с ними был бы обнадеживающе коротким.

3. «Наши иностранные партнеры».

Которые изо всех сил советовали не делать резких движений, тоже вынуждены были бы резко определяться.

Военное положение в крупнейшей европейской стране, где только что произошла революция, это им не хухры-мухры, тут «…глубокой озабоченностью не отделаешься».

И вида, что «ихтамнет» не подашь.

Пришлось бы нашим ангелочкам мира поднимать жопы и мчатся урегулировать, участвовать, прояснять.

Но ВП не было введено и они получили отличный коридор возможностей блеять про «сдержанность» и необходимость «…полноценного диалога на основе всеобъемлющего взаимопонимания».

Чем отлично воспользовалась Москва — от пропаганды до силовых действий.

4. В условиях ВП любые пророссийские и сепаратистские акции на Востоке и Юге Украины квалифицировались бы в диапазоне от нарушения ВП до подрывной деятельности в пользу агрессора.

Никакое блеяние купленных силовиков про «…мирные собрания» и «…отсутствие указаний из центра», а также «…желания избежать кровопролития», им бы уже не помогло.

Напротив, они были бы прямо обязаны пресечь соответствующие действия, вплоть до применения оружия на поражения, иначе, сами бы очевидно и недвусмысленно стали бы военными преступниками.

5. И, наконец, главное.

Блеяние наших «спасителей Отечества» про то, что «…у нас нет армии».

Армия у нас была.

Напомню, что это были дни, когда активная часть общества, была отмобилизована и готова к самопожертвованию.

Фигурально выражаясь, еще не остыли тела Небесной сотни, а военкоматы стояли длинные мужские очереди, хотя каждый из стоявших прекрасно понимал — что он может стать следующим.

Нигде, ни в этой стенограмме, ни в стенограммах последующих заседаний (если их когда-нибудь) откроют, вы не найдете самой главной идеи, идеи, которая решила бы все в нашу пользу:

— идеи опереться на народ.

Народ, который только что своими телами, пробил дорогу в новую жизнь и полон был решимости ее защитить.

Единственное, чего россияне тогда опасались — это тотальной войны.

Они понимали, что взять пол-Украины они смогут, но удержать — никогда.

И если бы, наша «власть» решилась прибегнуть к очевидным рецептам:

— введения ВП,

— создание терробороны по местному признаку — с офицерами запаса во главе и в составе, с выдачей оружия, с тесным взаимодействием с правопохоронными органами и ВСУ,

— с созданием чрезвычайных советов на местах, которым были бы даны соответствующие полномочия, и которые, как органы управления, объединили бы все ветви власти и гражданский актив,

— не было бы ни «Новороссии», ни Иловайска, ни ИЛа, ни Дебальцево, ни Минских бумажек.

Побоялись.

Побоялись раскрутить Майдан, как самоорганизующуюся структуру в масштабах страны.

Побоялись опереться на свой народ.

Побоялись нарушить структуру собственности.

Побоялись потерять власть.

И — начали терять страну.

Которую потом своей кровью, затыкая дыры своими телами, все равно отбивали все те же добровольцы.

Только уже не в организованном взаимодействии с государством.

А вопреки ему.

А эти гаврики…

Проявили дряблость воли.

Ввели в заблуждение население своей страны и иностранных союзников и партнеров.

Дали время противнику на организацию шабаша в других (кроме Крыма) регионах страны.

Создали идеальные условия для вражеской пропаганды.

Упустили исторического масштаба возможность преодолеть вековое проклятие и установить доверие между государством и народом — карт-бланш, который позволил бы не только ликвидировать угрозу российского вторжения, но и в сжатые сроки преодолеть барьер реформ.

Описанный комплекс мер стал бы несколькими длинными ходами в большой шахматной партии.

Некоторые наивные люди скажут: но тогда бы #‎путинввелвойска‬.

Вы всерьез думаете, что он их не ввел только потому, что мы не объявили ВП?:))

Значицца, когда армия жевала сопли и заводилась одним аккумулятором, не ввел, а когда бы в каждом районе ловкие мужички с ружжами (под прикрытием которых ВСУ и НГ отмобилизовывались бы и разворачивались) радостно ждали бы введенных — точно бы ломанулся?..

Не смешите мои тапки.

А сколько людей остались бы живы…

И я верю, если есть Бог на свете, и Он нас слышит, мы еще увидим всех этих заседавших в стенограмме на скамье подсудимых.

Кого — за измену Родине, кого — за преступную халатность в отягчающих обстоятельствах.

А суд истории их приговорил давно.

Кровь — не водица, мертвые — не молчат.

— Чума — на вашу стенограмму.

До 14-го колена.

Джерело: http://news-info.in.ua/aleksey-arestovich-kak-teryali-krym-mn/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Website Protected by Spam Master