Генеральный штабной аппетит. Как и почему тормозятся реформы по снабжению армии

Бои за Дебальцево показали, что реформы по снабжению армии тормозятся военными бюрократами повсеместно — где и как только можно. За все время АТО чиновники Генштаба успешно валили и продолжают валить любые попытки системных изменений.

За «корочкой» участника АТО

Вторая неделя активных военных действий в районе Дебальцево. Утро. Киев, штаб волонтерской организации «Народный тыл» Георгия Туки. Дежурная волонтер Инна принимает заявки для бойцов с передовой.

— Одежда: вся — будет. Сегодня это уже вторые погорельцы. Прибор ночного видения (ПНВ) — не знаю, не уверена. Мы всех не потянем, нам своим не хватает, — хватается Инна за голову.

Здесь просят для разных бригад, отдельных бойцов и подразделений. Просят знакомые, родственники, сами военные — звонят по телефону с передовой и приходят сами. Волонтер Ирина из Киева пришла просить для своих подопечных. С наплывом заявок с передовой их небольшая волонтерская команда не справляется.

— Что это за 101-я ОБрО?, — спрашивает Инна.

— Как точно расшифровать — не знаю, но они сопровождают представителе й Генштаба в АТО, — отвечает Ирина.

В шумной комнате народ недоверчиво затихает. Волонтеры не могут поверить, что у охраны Генштаба есть проблемы со снабжением. Ирина, как бы оправдываясь, показывает на свой мобильный: «От них пришла смска: четвертый день без воды, еды. Что, по-вашему, я должна была делать?».

Следующий посетитель ошарашил даже видавших виды волонтеров. Молодой солдат. Рост, внешность — классический красавец из почетного караула. Говорит, что из подразделения такого-то — охрана дипмиссий. Они едут в АТО, и им нужна одежда.

— Вы что там, с ОБСЕ ездите?, — переспрашивает Инна.

— Нет, мы дипмиссии охраняем, — отвечает солдат.

— А что вы в АТО будете делать?, — Ирина недоумевает.

— Нам командир сказал, что каждый боец должен пройти через АТО, — говорит солдат.

В этот раз в ответ — недобрый смех. «Поняла? — обращаясь ко мне, поясняет Инна, — Это чтобы для их командования получить корочку участника АТО».

— А что вы получили от Минобороны?, — строго спрашивает она солдата.

— У нас форма английская, ее нам волонтеры дали. А еще нам нужно…

29 января 2014 года премьер-министра Арсений Яценюк на встрече с курсантами одного из военных вузов заявил, что система материального обеспечения ВСУ значительно улучшилась — благодаря привлечению волонтеров. Глядя на красавца-бойца из охраны дипмиссий в офисе волонтеров, поняла, что говорил Яценюк абсолютно буквально.

Волонтерский десант осадили

В конце ноября 2014 года группа уже довольно известных в стране волонтеров с легкой руки Президента Петра Порошенко была прикреплена к Министерству обороны для общественного контроля и реформирования государственной системы снабжения армии.

Изначально идея волонтеров заключалась в том, чтобы параллельно коррупционной громоздкой бюрократической системе выстроить иную — совершенно отличную. Было решено создать государственное предприятие (ГП) с функционалом управляющей компании с отдельным бюджетным финансированием и тендерным комитетом. Это ГП должно было разработать новые стандарты вещевого довольствия и снаряжения, заняться их закупками, контролем выполнения контрактов, логистикой, мониторингом обеспечения вплоть до каждого отдельного бойца. Также была разработана отдельная компьютерная программа по логистике.

Следуя их бизнес-логике, волонтеры предлагали опробовать пилотный проект снабжения на ВДВ и силах спецназначения. Руководить этим ГП собирались назначить волонтера Татьяну Рычкову, у которой был необходимый опыт управления в бизнесе. Министр обороны Степан Полторак подписал соглашение о сотрудничестве с аудиторской компанией Ernst&Yuong.

«Они нам подарили тысячу человеко-часов и начали помогать приписывать бизнес-процесс», — рассказала РБК-Украина Татьяна Рычкова.

По словам волонтера Давида Арахании, правовой департамент Минобороны подтверждал, что идея вполне реализуема.

«Волонтеры берут на себя часть функций органов власти, идут туда, чтобы требовать и контролировать. Когда они покажут, как надо делать, то там и останутся. Дальше — просто волевое решение. Технически его реализовать просто: провести реструктуризацию департаментов, и не будет бесконечных исков от госслужащих», — сказал РБК-Украина директор военных программ Центра им. Разумкова Николай Сунгуровский.

Но чиновники быстро учуяли угрозу, возникшую в родном ведомстве, и обезвредили «волонтерский десант», показав высший пилотаж бюрократизма.

На совещании руководителей департаментов, которые согласно процедуре должны одобрить создание ГП, волонтерам четко дали понять, что их реформы не пройдут ни при каких условиях. «Возраст у них, в основном, предпенсионный. Красивые такие, с погонами. Как начали они нам рассказывать, что у них все прекрасно налажено, что зачем придумывать еще что-то, что мы не справимся, потому почти 90% госпредприятий убыточные, пугать прокурорскими проверками», — рассказывали РБК-Украина участники этого совещания.

Тяжелой артиллерией по реформаторскому почину ударил Генштаб. Спустя неделю, которую волонтеры попросили на обработку всех замечаний, тыловые генералы сообщили об условии, при котором готовы дать свое принципиальное согласие. Витиеватым бюрократическим языком было прописано требование, чтобы до 31 декабря 2014 года Указом Президента Генштаб был выведен из Министерства обороны.

А в качестве контрольного выстрела было приведено обоснование, почему в скором времени невозможно реализовать реформаторские инициативы: связи с тем, что для логистики требуется новое программное обеспечение, сначала необходимо обучить персонал, а для этого надо вводить соответствующие учебные курсы в программы военных академий — и на это тоже требуется время.

«Человеческим языком, это означало, что скирдовать и раздавать мы будем сами», — пояснила Татьяна Рычкова.

Тогда министр обороны Степан Полторак прибегнул к тактике ползучего контрнаступления на военно-ведомственную бюрократию: шаг за шагом реформировать систему снабжения для всей армии. Волонтер Нелли Стельмах поставили руководить Департаментом по госзакупками. Сам департамент переименовали в Департамент материального обеспечения и пустили под реструктуризацию.

В группу поддержки для новой главы департамента вошли замминистра по экономической деятельности Юрий Гусев, министр Степан Полторак и Президент Петр Порошенко. Несмотря на регулярные заявления президентского советника-волонтера Юрия Бирюкова о реформаторских усилиях своего внештатного патрона, как заявили РБК-Украина источники в МО, участие «Первого», ограничивается тем, что он дал карт-бланш волонтерам на реформы.

Единственной ударным аргументом в борьбе с системой остается министр Полторак. Однако, его возможностей для системных изменений пока не достаточно. Служба тыла Генштаба оставила за собой монополию формировать заявки на вещевое и другое обеспечение военнослужащих, на логистику, доставку и распределение.

Тест через диверсию

Волонтерам поставили тестовое задание — обеспечить снабжение 50 тыс. призывников четвертой волны мобилизации, о чем уведомили за две недели до ее начала. Сроки при действующей бюрократической процедуре — беспрецедентные. При этом — никаких изменений в процедуре и стиле работы аппарата.

Волонтеры расценили это задание как диверсию. К противодействию генералов-тыловиков добавился саботаж среднего и нижнего звена чиновников. По словам Нелли Стельмах, после ее назначения руководителем департамента около 40% ее подчиненных ушли на «больничный».

Информацию о количестве и номенклатуре необходимого обеспечения предоставляет Генштаб, и от нее зависит, насколько вовремя и в какой мере будут обеспечены мобилизованные. Так, борясь за сроки, Татьяна Рычкова, объявила войну внутри ведомства генералу Владимиру Хижиму — начальнику Службы тыла.

Продираясь через дебри системы и саботаж бюрократов, Волонтерскому совету удалось сломать старую схему тендерных торгов, когда из 2-3 его участников второй и третий нужны только, чтобы подыграть заранее оговоренному победителю. В тендере по отбору производителей формы военнослужащим участвовали более 15 компаний. Раньше тот, кто шил обувь, он же разрабатывал и техническое задание, следовательно, и тендер выигрывал. Сейчас техзадание разрабатывают волонтеры, оно находится в открытом доступе — и по вещевому обеспечению ВСУ проводятся электронные торги.

Как чиновники и обещали, военная прокуратура регулярно посещает нового руководителя Департамента материального обеспечения. Одновременно волонтеры выбивают по кабинетам подписи начальников под директивой о его создании, которую министр подписал больше месяца назад.

Штат, структура, функционал уже прописаны. Начались увольнения и поиск нового персонала. Все это происходит с проволочкой: доработать положенные Трудовым кодексом два месяца, больничные и длинные отпуска, иски о восстановлении. Со скрипом, но процесс запущен.

Цена компромисса

Поставив волонтеров в режим цейтнота, в условиях старой системы бюрократия добилась отсрочки реформы. Даже самый эффективный департамент не сможет решить вопрос стопроцентного и своевременного обеспечения и, тем более, гарантировать качество. Для этого необходимы системные изменения, которые начинаются с нормативно-законодательной базы.

До сих пор не внесено ни одного изменения в нормативно-законодательную базу, которое бы сужало коррупционные дыры и расширяло возможности быстро покрывать потребности армии. Напротив, постановление, принятое весной 2014 года об ускоренной процедуре тендерных закупок для армии, позволяло легализовать преференции для отдельных субъектов зарабатывать на войне, помогало наполнять карманы госчиновников «неучтенными» доходами.

Под флагом сокращения сроков поставки выбирался контракт с одним субъектом, через которого пропускались бюджетные средства и потом разворовывались — как это было в случае с пошивом зимней формы для ВСУ. Вместо утвержденного образца ткани ее пошили из дешевой китайской. И потом солдаты в зоне АТО долго показывали форму, которая расползалась уже через пару недель. Расторгнуть контракт, взыскать неустойку и как-то вернуть бюджетные деньги, было уже невозможно.

Никакого другого механизма контроля, кроме волонтерских проверок, нет до сих пор. Волонтеры также думают, как проконтролировать качество продовольствия. Сами находят НИИ, которые согласятся на общественных началах делать анализ продуктов. Притом, что из госбюджета у нас финансируется множество НИИ — целая НАНУ.

Также под грифом «секретно» можно скрыть какие угодно расходы бюджетных средств на армию. «Я пытался сделать выборку по средствам от продажи «Ощадбанком» облигаций на поддержку армии, и не нашел концов. Для Минобороны эти средства все равно поступают из госбюджета. Написал письмо в Кабмин — мне не ответили», — говорит Арахания.

По его словам, также вообще не озвучиваются цифры по сбору и расходам 1,5% военного налога.

За 11 месяцев АТО власти так и не сформулировали концепцию реформы оборонного сектора. «В мае 2014 года Президент подписал указ о проведении комплексного анализа оборонного сектора, разработке модели и принятии решения по реформе. И только 19 ноября Кабмин решил создать экспертную группу для этого анализа», — напомнил Николай Сунгуровский.

На вопрос РБК-Украина, можно ли рассчитывать, что хотя бы через полгода реформа в Минобороны начнут давать первые результаты, Нелли Стельмах ответила коротко и ясно: «При политической воле возможно все».

Нам видится ситуация намного сложнее. Вопрос не в том, что у верховного руководства государства Украина нет политической воли, а в том, что оно не способно иметь таковую. И единственное благоприятное обстоятельство — война на Донбассе. Отсюда компромиссные недореформы, да и те проталкиваются через тяжелые системные ломки. Какую окончательную цену заплатит общество за этот компромисс — нам еще предстоит узнать.

В качестве постскриптума

383085d5157dd85e8c20b0e0defbd123

«Можете как раз посмотреть, на чем работает разведка ВСУ», — говорит разведчик 128-й отдельной горно-пехотной бригады, показывая в сторону голубой с красным крестом машины «скорой помощи» времен советского «застоя».

Ее колеса загрузли глубоко в грязи, и ее на буксире вытягивает массивный военный грузовик. «Отжатая у сепаров «таблетка», у которой нет заднего хода. А вытягивает ее сейчас отжатый у сепаров грузовик», — пояснил разведчик…

Джерело: http://www.rbc.ua/rus/analytics/generalnyy-shtabnoy-appetit-kak-i-pochemu-tormozyatsya-reformy-08032015151000

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Website Protected by Spam Master